История инженерного образования в России, Европе и США

Родиной современного инженерного образования по праву может считаться Франция. Первые учебные заведения, готовящие инженеров, здесь были созданы еще при «старом режиме», при короле: Школа мостов и дорог (École des ponts et chaussées) создана в 1747 г., Королевская инженерная школа (École royale du royale du génie) в 1748 г., Горная школа (École des mines) – в 1783 г. Тогда же возникла выдающаяся французская научно-инженерная школа, «фирменной чертой» которой были глубокие знания в области математики и аналитической механики.Инженерные школы были «королевскими» учреждениями не только в юридическом отношении, но и по сути: они были нацелены на решение государственных задач – создание транспортной инфраструктуры, развитие горной и военной промышленности, морского дела. И по своему этосу, и по концепции образования королевские инженерные институты отличались от клерикальных по своему происхождению университетов. Революция сделала эту оппозицию еще более резкой, нарушив определенный баланс между двумя типами образовательных учреждений при «старом режиме».

Революция разрушила университеты и возвеличила инженерные школы. Детищем революции была и самая знаменитая из французских инженерных школ – созданная при участии Л. Карно и Г. Монжа в 1794 г. Парижская политехническая школа (École polytechnique). Исключительное значение, которое этот инженерный институт получил во Франции начиная со времени Наполеона и до наших дней, объясняется, между прочим, тем, что революция разрушила всю традиционную систему образования и прежде всего исторически тесно связанные с Католической церковью университеты. Из созданных при короле образовательных институтов только инженерные школы пережили революцию. После разрушения университетов в наполеоновской и посленаполеоновской Франции именно «большие школы» (grandes écoles) (и прежде всего Парижская политехническая школа) стали эталоном лучшего, наиболее качественного и престижного образования и одновременно «кузницей кадров» для высших уровней военной и государственной службы.

Исключительно высокий престиж качественного инженерного образования, большое влияние инженерного образовательного сообщества на сообщество государственных служащих и на связанные с государством отрасли промышленности (военную индустрию, строительство инфраструктурных объектов, авиакосмическую промышленность и судостроение, горнозаводскую промышленность и энергетику) до сих пор являются особенностью Франции. В каком-то смысле во Франции реализована «технократия» в буквальном смысле слова – государственная власть, в которой высшие уровни занимают люди с качественным техническим образованием. Эта «технократия» является также «меритократией», так как существует прямая зависимость между карьерными возможностями и уровнем и качеством образования человека, которое, в свою очередь, сильно зависит от его способностей и усердия. Победа «технократии» во французском образовании возможно имела не одни положительные стороны.

На протяжении двух столетий в основном со стороны немецких и британских ученых в адрес французов раздаются обвинения в «узости» и «односторонности» их технического образования. Так, знаменитый австрийский экономист и философ А. фон Хайек вообще считал уничтожение в результате Французской революции старой религиозно обоснованной и целостной университетской традиции и замены ее «инженерным подходом» в grandes écoles роковым моментом европейской истории, началом «дороги к рабству». Немецкая традиция образования с рубежа XVIII–XIX вв., когда германская государственность была фактически разрушена внешним врагом (Наполеоном) и разрушительными внутренними процессами (деградации и коррупции), была ориентирована на восстановление государства (Гегель называл это Staatsbildung – буквально «образование государства»).

Само немецкое слово «образование» – Bildung – так же как и русское, происходит от «образ» (Bild). Оно предполагает целостное созидание личности и государства, раскрывающее божественный «образ» в человеке, и в каком-то смысле мыслится как продолжение божественного процесса творения в истории (так по крайней мере понимали его великие немецкие философы от Гердера до Шлейермахера и Гегеля 13). Конкретным воплощением этого возвышенного понятия стали преобразованные германские гимназии и университеты. Изначально, на рубеже XIX и XX вв., выдающиеся немецкие мысли- тели включали инженерное образование в круг «научного образования» (wissenschaftliche Bildung). Примером такого подхода являются «образовательные» романы Гёте «Призвание Вильгельма Мейстера» и особенно «Годы странствий Вильгельма Мейстера».

Два главных героя романа (Мейстер и Яр- но Монтан) выбирают призвание врача-исследователя (физиолога) и горного инженера соответственно. Тем не менее на практике после 1810 г. на первом этапе формирования нового немецкого университета и гимназии концепция общего научного образования (allgemeine wissenschaftliche Bildung) предполагала прежде всего воспитание государственных людей через их участие в поиске истины, главным образом в области гуманитарных наук. Свою роль играли и теология, медицина и математика. Естественные науки начали завоевывать свое место в университетском круге образования только начиная с 20–40-х гг. XIX в., когда стали появляться первые химические и физические лаборатории и семинары (Ю. Либих, К. Якоби, Ф. Нейман, Г. Кирхгоф, Г. Гельмгольц). В 20–30-е гг. XIX в. начинает формироваться сеть технических заведений Германии, возникли технические школы в Берлине (1821), Карлсруэ (1825), Мюнхене (1825), Дрездене (1828), Штутгарте (1829), Ганновере (1831), Брауншвейге (1835), Дармштадте (1836), Аахене (1870) 14. Так же как во Франции и России возникновение этих институтов было прежде всего связано с потребностью правительств немецких государств в специалистах для государственной службы в области строительства дорог, связи, военного дела. Однако долгое время образование в технических учебных заведениях имело существенно более низкий статус, чем образование в университетах.

Лишь начиная с 70–80-х гг. XIX в., после преобразования технических учебных заведений в высшие технические школы (technische Hochschulen), становления реальной гимназии как альтернативы классической и переноса на них университетского подхода к образованию возникает та немецкая инженерная школа, которая уже к концу XIX в. стала сильнейшей в мире и оказала свое влияние на образование в других странах. Полностью высшее техническое образование было по статусу приравнено к университетскому лишь на рубеже XIX и ХХ вв. Только после этого вполне оформилось разграничение между «инженером» как профессионалом с высшим образованием и «техником» как специалистом, имеющим только посленачальное или среднее профессиональное образование. Даже после 1900 г. инженеры – выпускники высших технических школ – продолжали испытывать конкуренцию со стороны инженеров-самоучек и не имевших фундаментальной научной подготовки воспитанников средних технических школ (technische Mittelschulen) (последних академически образованные инженеры предпочитали называть всего лишь «техниками»). Напротив, в адрес воспитанников высших технических школ высказывались упреки в том, что «университетский» подход к инженерному образованию ведет к болезни «теоретизации», когда выпускники высших учебных заведений, обладая прекрасными теоретическими познаниями, на практике могли сделать не больше, чем мастера-самоучки. Тем не менее примерно между 1880 и 1910 гг. немецкие инженеры и «инновационные предприниматели» при поддержке государства во многих сферах победили своих конкурентов, создав не только у русских, но и у англичан и французов своеобразный комплекс неполноценности – представление о собственной «отсталости».

Тем не менее если говорить о «стиле» германской науки, то определенная тенденция к теоретизации, более высокий ста- тус «чистых», чем «прикладных» исследований сохранялся там и в «золотые» для германской техники первые десятилетия ХХ в. По оценке В. Кёнига даже в 1907–1908 гг. из 3265 инженеров и техников, работавших на предприятиях Берлина, 4 % были самоучками, 26,4 % обучались в высших технических школах, 69,1 % – в технических средних и профессиональных (Fachschulen) школах (около трети из представителей двух последних групп не окончили соответствующие учебные заведения) 15. В годы Веймарской республики, гитлеровского режима и послевоенной оккупации университетское образование в Германии сильно пострадало. Техническое образование было затронуто этими разрушительными процессами в меньшей степени, и сегодня, так же как и в России, следы целостной концепции образования в высших технических школах может быть найти легче, чем в университетах. Британская образовательная традиция очень сильно отличалась от французской и немецкой.

Парадокс состоит в том, что на протяжении очень долгого времени в самой промышленно развитой стране мира, каковой являлась Англия, фактически не существовало системы инженерного образования в том смысле, в каком его понимали на европейском континенте. До середины XIX в. лишь небольшое число британских технических специалистов, имевших научную подготовку, получали систематическое естественно-научное и инженерное образование в шотландских университетах в Эдинбурге и Глазго или заграницей. После полемики, разгоревшейся в результате жесткой критики Оксфорда и Кембриджа и англиканского образования шотландским изданием «Эдинбург ревью» (Edinburgh Review) в 1820– 1830-е гг., в Лондоне появились два новых учебных заведения («секулярный» подчеркивавший свою самостоятельность в отношении Церкви Англии Университетский колледж (University College) и строго англиканский Королевский колледж (King’s College)). В них изучались естественные науки в практическом, в том числе инженерном аспекте. Но это была часть общего, а не профессионального образования. Большая часть технических специалистов училась у своих родителей, в ходе практической работы у «мастеров», а потом и в возникавших в основном в пуританской среде технических школах.

Если же вы строите дом и вам необходимы дешевые строительные материалы, можете узнать здесь где где цемента цена лучшая?. Обычно удается найти поставщика с хорошей ценовой политикой и должным качеством материала.